Скачать бесплатные шаблоны Joomla

Повреждающие факторы психического развития детей

Избежать гипоксии во время родов практически

невозможно, можно только минимизировать потери

(Ефимов О.И.).

Внутриутробный период развития (начиная с момента зачатия), особенно его первый триместр, определяет ход всего последующего онтогенеза ребенка. А.В. Семенович называет 3-4-ый месяцы внутриутробного развития «критической точкой» развития, в которой «функциональная организация мозга кардинально меняет свои динамические и статические характеристики» (Семенович А.В.).

Наличие повреждающих факторов во время беременности способствует возникновению последующего отклонения психического развития ребенка. Согласно теории П.К. Анохина  о гетерохронности развития различных отделов мозга, существует определенная связь между сроками воздействия факторов риска и характером последующих неврологических расстройств. Известно, что неблагоприятные воздействия в первый триместр внутриутробного развития могут послужить причиной возникновения детских церебральных параличей и умственной отсталости, а во второй и третий триместры - минимальных мозговых дисфункций и синдрома дефицита внимания с гиперактивностью.

Пренатальные повреждения нервной системы ребенка встречаются настолько часто, что еще в 1945 году М.Д. Гютнер назвал пренатальные повреждения нервной системы самым распространенным народным заболеванием.

Какое воздействие на плод можно назвать вредоносным? Знает ли о нем будущая мама?

Л.О. Бадалян, Н.П. Шабалов, О.И. Ефимов , А.Ю. Ратнер , Т.Г. Визель и др. считают, что серьезные отклонения внутриутробного развития вызывают:

1. Материнские факторы: токсикозы; дефекты питания; гиподинамия; подростковый возраст беременной; низкий социально-экономический и образовательный уровни матери; изменение социальных норм, установок и общечеловеческих ценностей; инфекционные и соматические заболевания беременной: сахарный диабет, заболевания щитовидной железы, эпилепсия, низкое содержание гемоглобина в крови; применение лекарственных препаратов во время беременности (антибиотики, аспирин, психотропные препараты, седативные средства, транквилизаторы, туринал для сохранения беременности!!!); влияние нервных факторов на развитие плода; проблема «нежеланных детей».

2. Плодовые и плацентарные факторы: многоплодная беременность, хромосомные болезни, врожденные нарушение метаболизма, гипоксия, внутриутробные инфекции, обвитие пуповиной, кесарево сечение; недостаточность массы и поверхности плаценты, структурные аномалии и аномалии присоединения плаценты.

3. Отягощенная наследственность: алкоголизм, наркомания, курение (один из наиболее значимых факторов), токсикомания родителей. Употребление матерью во время беременности алкоголя влияет на рост нервных сетей в лобной доле мозга плода. После рождения ребенка это может проявиться в таких симптомах, как снижение концентрации внимания, проблемы с поведением (например, разрушительное поведение, агрессия), раздражительность, патологическая любовь к сладкому и алкоголю, гиперактивность, депрессии, аутизм.

4. Вредные экологические и профессиональные условия матери: работа за компьютером, электроприборы, неоновое освещение, токсическое влияние химических, физических, радиационных факторов, проживание в высокогорной местности.

Если воздействия повреждающих факторов на плод во время беременности избежать не удалось, то, как правило, аномалии развития отражаются во внешних признаках: резко выраженные надбровные дуги ребенка, уплощение затылка; седловидный нос или его искривление, широкая переносица; раздвоенный, клиновидный, скошенный, непропорционально большой подбородок или почти полное его отсутствие; выступающие верхняя и нижняя челюсти; большие оттопыренные или слишком маленькие уши; большой или чрезмерно маленький рот, деформация твердого неба, складчатый или раздвоенный язык; деформация грудной клетки; низкое расположение пупка; поперечная бороздка на ладони, чрезмерно длинные, короткие или «извитые» пальцы рук или ног, нахождение пальцев друг на друга; асинхронный темп психофизического созревания и др. (Гарбузов В.И.).

Следующим за внутриутробным развитием плода этапом являются роды, часто сопровождающиеся родовыми повреждениями ребенка. А.Ю. Ратнер впервые ввел понятие родовой травмы и начал изучение влияния родовой травмы на нервную систему, а, следовательно, и на психическое развитие ребенка. Исследуя проблему пренатальных и перинатальных неврологических нарушений, он обращал особое внимание на то, что «они (родовые травмы1) определяют порой всю последующую жизнь ребенка, его умственные и физические возможности и даже многие из его последующих болезней» (Ратнер А.Ю.). Гарбузов В.И. назвал период родов определяющим в дальнейшей судьбе человека, а О.И. Ефимов  родовой травме приписывает «очень многие негативные последствия, которые мы видим у наших детей» (Ефимов О.И.). Анализируя результаты морфологических исследований С.С. Вайль  пришел к выводу, что многие так называемые унаследованные и врожденные заболевания центральной нервной системы на самом деле связаны с родовыми повреждениями мозга.

Данные детских неврологов указывают на то, что родовая травма в той или иной степени выраженности встречается в 80% детской популяции. Наблюдения В.Л. Сатарова с коллегами в ходе профилактических осмотров показали, что 90% всех детских болезней берут начало от малозаметных травм позвоночника, полученных во время родов. Ю.А. Ратнер пишет о том, что неврологические признаки родовой травмы можно обнаружить у каждого третьего-четвертого новорожденного уже в первые дни его жизни.

Знают ли родители о родовой травме своего ребенка? А если знают, то почему не предпринимают никаких мер? Почему в роддомах многих стран о родовой травме новорожденного не говорят родителям, а врачи ставят общий диагноз - «перинатальная энцефалопатия гипоксическо-травматического генеза»?

Ответ на все вопросы прост: «Если ставить каждому ребенку, поврежденному в родах диагноз родовой травмы, то по законодательству большинства государств врач-акушер обязан пожизненно выплачивать такому ребенку содержание. … Если существуют родовые травмы, тогда есть с чем бороться, есть что предупреждать и реально уменьшить число поврежденных детей. Если же родовые травмы отсутствуют или очень редки, тогда нет и проблемы» (Ратнер А.Ю.).

Почему при рождении ребенка так часто встречается родовая травма, и практически не возникает при рождении детенышей у животных?

Дело в том, что у животных родовые пути прямые, а у женщины в результате прямохождения они приобрели дугообразную траекторию. У животных рождается несколько мелких детенышей, а у женщины, как правило, рождается один крупный ребенок. У рождающихся животных голова небольшого диаметра и имеет клиновидную форму, а у человеческого детеныша голова в диаметре достаточно крупная, что затрудняет прохождение ребенка по родовым путям.

Применение родовспоможения (медикаментозного, мануального) в момент прохождения ребенка по изогнутым родовым путям является, как правило, еще одной причиной родовой травмы. Исследования профессора А.А. Хасанова  показали взаимосвязь родовых травм с активными приемами родовспоможения.

«Родо­вые травмы возникают во время родов, если нагрузки превосходят защитные возможности рождающегося ребенка из-за несоответствия размеров плода размерам родовых путей; изменения формы родовых путей (например, перекошенный таз); дискоординации родовой деятельности (слабость родовых сил, стремительные роды). На состояние рождающегося ребенка влияет акушерская патология - затяжные или, наоборот, стремительные роды, преждевременное отхождение вод, ранняя отслойка плаценты, обвитие плода пуповиной, неправильное его положение перед родами (Ефимов О.И.).

Кроме того, к повреждающим факторам можно отнести медицинскую и психологическую неподготовленность матери к предстоящим родам.

В момент родовой травмы происходит смещение позвонков, а акушеры во время рождения ребенка нередко слышат треск и хруст, которые могут быть вызваны механическим повреждением позвоночника (Ратнер А.Ю.). При экспериментальном воссоздании на животных (крысы) модели родовой травмы, которой подвергаются новорожденные дети, все крысята погибли от перелома шейных отделов позвоночника (Малышев В.Г.).

Ю.А. Ратнер писал о последствиях родового травматизма: «Кто и когда подсчитает, какой ценой обернулось для человечества непонимание (а точнее – опоздание в понимании) проблемы родового травматизма! Не секрет, что некоторые авторы пытались на страницах печати доказать, что родовые травмы существуют лишь там, где работают «неграмотные акушеры». А ведь речь должна идти о пересмотре канонов акушерства» (Ратнер Ю.А.).

Что же происходит с ребенком, подвергшемуся родовой травме? Почему она так вредоносна для новорожденного? Неужели родовую травму нельзя предупредить, а последствия элиминировать?

Головной мозг, хорошо защищенный костями черепа, редко травмируется в родах. Наиболее травмируемой частью нервной системы ребенка являются стволовые структуры головного мозга и спинной мозг. Это могут быть механические повреждения позвоночника, гипоксия (кислородное голодание), а также повреждения позвоночных артерий, снабжающих кровью головной и спинной мозг. Родовые травмы стволовых структур и шейных отделов спинного мозга встречаются у детей гораздо чаще, чем предполагают родители.

Родовые травмы позвоночника: Родовое повреждение, например, сегмента C4 (шейный отдел), который иннервирует диафрагму, является причиной возникновения проблем с дыханием, особенно во время сосания и дефекации; заболеваний дыхательных органов в диапазоне от частых простуд до астмы; частой икоты; фонтанообразных срыгиваний ребенка. Гипертонус мышц диафрагмы провоцирует дисфункцию внутренних органов (застойные явления, атония, дискинезия желчного пузыря). Родовая травма шейного отдела позвоночника может также быть причиной нарушения функционирования голосового нерва, что негативно сказывается на произношении звуков, может спровоцировать возникновение заикания и других дефектов речи. При повреждении сегментов C5-C8 (шейный отдел) и Th1 (грудной отдел), иннервирующих плечевую часть туловища и отвечающих за движения рук, у ребенка отмечается сутулость, гипертонус или гипотонус мышц рук, что, естественно, приводит к несформированности мелкомоторных движений и грубым нарушениям почерка. При поражениях пояснично-крестцовых сегментов L4 (поясничный отдел) и S1 (крестцовый отдел) у ребенка формируется косолапость с опорой на внутренний край стопы и пальцев, а также X-образное искривление ног. При повреждении сегмента S1 косолапость характеризуется опорой на наружный край стопы и отведению стопы внутрь, а также О-образное искривление ног.

Гипоксия стволовых структур головного мозга влечет за собой дискоординацию в деятельности мышц, отвечающих за сосание, глотание, дыхание, сердцебиение. Гипоксия спинного мозга на шейном уровне может привести к слабому развитию плечевых мышц и мышц шеи, сутулости; вызывает кривошею и леворукость. Гипоксия на грудном уровне вызывает нарушения моторики кишечника, пупочной грыжи, дискинезии желчевыводящих путей. Последствием гипоксии на пояснично-крестцовом уровне является плоскостопие, врожденные вывихи бедер, косолапость, нарушения походки, энурез у детей (Ефимов О.И.).

Нарушения кровоснабжения головного и спинного мозга (сосудистая недостаточность, венозный застой, гипертензия, повышенное внутричерепное давление) также, как правило, являются следствием родовой травмы. Это настолько частое явление, что существует даже специальная отрасль нейропсихологии – ангионейропсихология, изучающая кровоснабжение мозга и его влияние на психическую сферу. Наиболее часто встречается недостаточность кровоснабжения в вертебробазилярной системе кровообращения, которая снабжает кровью большую часть ствола и лимбической системы, затылочную долю и нижнюю часть ви­сочных долей головного мозга.

К последствиям недостаточного кровоснабжения стволовых структур мозга и лимбической системы можно отнести возникновение астенического синдрома (неврастении), симптоматикой которого является снижение работоспособ­ности, памяти, внимания; быстрая утомляемость, депрессивное настроение, эмоциональная неустойчивость; вегетативные нарушения (повышенная потли­вость, сердцебиение, головные боли). У школьников астенический синдром выражается в быстрой утомляемости, снижении мотивации к учебе; плохом настроении; плаксивости, тревожности, частых простудных заболеваниях, вегетативной защите (головные болях и болях в животе, беспричинное повышение температуры тела).

О.И. Ефимов пишет, что «при нарушении кровоснабжения той или иной зоны мозга наступают аналогичные проявления, как если бы эта зона мозга была механически повреждена».

К сожалению, современная медицина, как и педагогика, до сих пор страдающие процентоманией, часто ориентированы не на результат деятельности своих специалистов, а на статистические показатели графиков и таблиц, поэтому диагноз «родовая травма» в большинстве случаев не ставится и родителям о ней не сообщается. А.Ю. Ратнер , поднимая проблему просвещения родителей по поводу родовых травм, писал о том, что в роддоме не всегда говорят маме о проблемах, которые поджидают ребенка, имеющего родовую травму различной степени тяжести.

Родителей в связи с тотальной неврологической и психологической безграмотностью, а может быть, беспечностью, не настораживает тот факт, что ребенку на шею наложили воротничок Шанца (кольцо из картона, ваты и марли) или так называемый «бублик» (кольцо из бинта и ваты). Их не пугает выбухание родничка на голове новорожденного, что может свидетельствовать о повышении внутричерепного давления. Мама не обращает внимания на то, что ребенок вытягивает пупок, выщипывает себе волосы и теребит кожу на шее; не замечает того, что ребенок пропустил важнейший психомоторный этап развития - «ползание». Молодую маму даже радует (!!!), что ребенок не ползал, и она на консультации у психолога с восторгом говорит: «Он такой развитый. Сидел-сидел и сразу пошел». Оказывается, тот факт, что ребенок пропустил этап ползания или ползал по искаженной схеме (назад, на боку, на ягодицах и т.д.) является неврологическим признаком нарушения психомоторного развития ребенка.

Еще пример. На консультации у психолога мама 7-ми летнего Андрея К. с проблемами в речевом развитии не придала значения россыпи родимых пятен на теле ребенка; с трудом вспомнила о том, что у него в период новорожденности была кривошея, тремор нижней челюсти и частые судороги; не связала речевые проблемы с астматическими приступами.

Родители не обращают внимания на такие «мелочи» как неразвитая моторика пальцев ребенка, хождение на цыпочках, частые срыгивания, агрессия по отношению к близким людям и аутоагрессия (сосут палец, ковыряются в пупке, грызут ногти, выдергивают волосы), беспричинная плаксивость, эгоистичность, разрушительное поведение, запоры, своеобразные сексуальные влечения (подсматривание за матерью, онанизм, ранее сексуальное созревание), пристрастия к пище (питается только вермишелью, или только сыром) или одежде (отвергает шапку и шарф, носит одну и ту же рубашку) и т.д. Иногда родовая травма шейных отделов позвоночника бывает настолько грубая, что ребенок ограничен в подвижности головы в ту или иную сторону.

Надеяться на то, что с возрастом последствия родовой травмы сами собой «рассосутся» не стоит. Более того, с возрастом неврологические проблемы будут взрослеть, усложняться и видоизменяются. На первый взгляд последствия родовой травмы ребенка совершенно невозможно связать с проблемами взрослого человека. Например, в детском возрасте - это может быть энурез (ночное недержание мочи), а позднее – ранняя мужская импотенция, женская фригидность или слабость родовой деятельности. Внешние признаки, казалось бы, разные, но проблема одна и та же – родовая травма, которая привела к нарушениям кровоснабжения и функционирования определенных участков мозга.

А.В. Семенович указывает на то, что позднее поднесение ребенка к груди и недолгое кормление, или наличие гипертонуса в результате которого «он не ползал, а сразу встал – являются этапами его пути к нынешней недостаточности речи, письма, чтения».

О.И. Ефимов  пишет о том, что если в возрасте до 1-го года ребенок плохо сосал грудь, беспокойно спал, беспричинно плакал, то такие неврологические нарушения в дальнейшем могут привести к задержке речи, повышенной возбудимости, неусидчивости, агрессивности, плаксивости, неадекватному поведению, проблемам с желудочно-кишечным трактом, нарушению обмена веществ (излишняя полнота или худоба), ортопедическим проблемам (врожденный вывих бедра, дисплазии тазобедренных суставов, плоскостопие, сутулость, нарушенная осанка, сколиоз), энурезу. Причем, энурез может на­ступить как в результате нарушений функций головного мозга, стволовых структур, а также пояснично-крестцовых сегментов спинного мозга.

Неврологические причины лежат не только в основе энуреза, но и многих других генитальных проблем человека. Это может быть, например, энкопрез (недержание кала), бесплодие, нарушение сексуальной ориентации, сексуальный садизм и мазохизм, онанизм и мастурбация, употребление в речи нецензурной брани (генитальных «ругачек»).

Коррекция родовых повреждений должна быть начата как можно раньше, а для этого необходимо знать о нарушениях, связанных с родовой травмой. Стоит обратить внимание, что неврологические, психоневрологические и нейропсихологические нарушения детей с родовой травмой являются сходными, не смотря на то, что описывают их представители различных направлений научного знания (неврологи, относящиеся к медицине; нейропсихологи, относящиеся к психологии; психоневрологи и психотерапевты, являющиеся интегральными специалистами).

Так, А.Ю. Ратнер  к некоторым неврологическим признакам родовой травмы относил, прежде всего:

1. Мышечные дистонии: гипертонус или гипотонус отдельных групп мышц. Следствием гипертонуса может быть излишняя возбудимость и частый плач ребенка, выгибания всего тела дугой и запрокидывание головы назад, кривошея (ребенок упорно поворачивает голову в одну сторону), подворачивание пальцев ног как бы в «кулачек», частые и обильные срыгивания «фонтаном», слабое сосание, тремор нижней челюсти, особенно во время плача. Гипертонус мышц шеи, челюсти, языка могут явиться причиной логопедических нарушений речи (застревание на звуках, заикание, плохое произношение). Такой ребенок долго не держит голову, не хватает предметы руками, поздно начинает стоять и ходить.

2. Кривошея обусловлена укорочением грудино-ключично-сосцевидной мышцы в результате родовой травмы. Голова ребенка в этом случае наклоняется в сторону пораженной мышцы и повернута в противоположную сторону. Симптоматикой кривошеи является слабость соса­тельного рефлекса, частые поперхивания и срыгивания, мышечная дистония.

3. Симптом «кукольной головки», или короткой шеи, вызван родовым повреждением верхних шейных отделов спинного мозга. Голова ребенка как бы вставлена в плечи, что обусловлено не анатомическими нарушениями, а защитным напряжением мышц шеи, направленным на ограничение подвижности шейного отдела позвоночника. Голова ребенка прижата к шее настолько, что образуется кожная складка.

4. Симптом «цыпочек» (хождение на цыпочках) является признаком пирамидной недостаточности, характерной для повреждения проводящих нервных путей в шейном отделе спинного мозга, причиной возникновения которых является родовая травма.

5. Гипермобильный синдром. Суставы ребенка из-за нарушения эластичности разгибаются сильнее, чем положено. Например, в норме выпрямленная рука должна быть ровная в локтевом суставе, а при гипермобильном синдроме локтевой сустав выдается внутрь, и рука принимает дугообразную форму.

6. Асимметрия тела. В норме лицо и тело ребенка должны быть относительно симметричным. Однако последствиями родовой травмы позвоночника являются признаки асимметрии лица и тела. Например, асимметрия плеч и лопаток, кожных складок на боковой поверхности спины и на ногах под ягодицами, разница в длине ног; выраженная косолапость при хождении, которая с возрастом будет выражаться в неуверенных и асинхронных движениях ребенка, его неуклюжести и нескладности. Об искривлении черепа во время родов могут свидетельствовать признаки асимметрии лица: асимметрия глазных щелей, губ и ушных раковин; различия в форме и цвете глаз; неравномерность парного движения глаз, отсутствие конвергенции глаз (неспособности сводить глаза на цели).

К психоневрологическим особенностям детей с В.И. Гарбузов относит:

1. Контрастность. «Страдающий невропатией ребенок контрастен, поскольку дисгармоничен».

2. Психомоторная нестабильность. «Вот он весел и вдруг – гнев, слезы, испорченное настроение».

3. Сверхчувствительность к запахам, одежде, свету, шуму и т.д.

4. Ускоренное психоречевое развитии. Ребенок рано начинает говорить и читать.

5. Нарушения сна. Ребенок плохо спит ночью, путает день и ночь, в 1,5-2 года отказывается от дневного сна.

6. Нарушение вскармливания, аппетита и пищеварения. Ребенок кусает грудь, рано от нее отказывается, быстро устает при кормлении грудью; наблюдаются срыгивания, рвота, отказ от пищи; плохо жует твердую пищу, часто запивает пищу водой.

7. Нарушения мочеиспускания и дефекации. Мочеиспускания и стул ребенка учащены или, наоборот, редки; ребенок может отказываться от горшка; могут наблюдаться энурез или энкопрез.

8. Частое нарушение терморегуляции. Может наблюдаться повышенная или, наоборот, пониженная температура тела, что часто никак не отражается на самочувствии ребенка.

9. Подверженность частым простудным и инфекционным заболеваниям как результат иммунодефицита.

10. Перевозбудимость вегетативной нервной системы.

11. Аллергическая предрасположенность, что может привести к астматическому синдрому.

12. Патологические реакции на прививки.

13. Метеозависмость (метеопатизм).

В нейропсихологии ставится вопрос о синдромах функциональной дефицитарности подкорковых образований и стволовых структур мозга, возникновение которых, по мнению А.В. Семенович, приходится на ранний пренатальный и перинатальный периоды развития ребенка.

К нейропсихологическим признакам синдрома дефицитарности подкорковых образования мозга А.В. Семенович относит эмоциональную неустойчивостью, быструю утомляемость, неустойчивое внимание, упрямство, нарушение формулы тела (излишняя полнота или недостаток веса), длительный энурез (до 10-12 лет), нарушения аппетита и сна, проявления аллергии или псориаза, метеозависимость, недоразвитие тонкой моторики, гримасничанье, тики, вскрики, похрюкивания, неконтролируемый смех и т.д.

Симптомами дефицитарности стволовых образований являются лицевые асимметрии (асимметрия глаз, ушей, улыбки), неправильный рост зубов, гипотонус и гипертонус мышц, обилие пигментных пятен и родинок, глазодвигательные дисфункции (неравномерность парного движения глаз, отсутствие конвергенции), выраженные девиации языка, обилие синкинезий, вычурных поз и патологических ригидных установок, несформированность ведущей руки к 7-ми летнему возрасту, нарушения гормонального и иммунного статуса, искажение порогов болевой чувствительности, избирательность памяти, нарушения фонематического анализа, несформированность речи, патология пространственных представлений, трудности при формировании учебных навыков (чтение, письмо, счет) и т.д. (Семенович А.В.).

Кроме того, А.В. Семенович констатирует тот факт, что «вплоть до 1990 г. основным патологическим механизмом, определяющим девиации развития среди детей 5-7 лет, было запаздывающее созревание наиболее поздно и долго формирующихся – височных и лобных – структур левого полушария. Эта категория детей со всеми специфическими данной мозговой организации патофеноменами составляла около 80%. …. Нынешняя ситуация характеризуется тем, что вне зависимости от наличия или отсутствия у ребенка какого-либо диагноза, просто как популяционный стигмат, у большинства таких детей (более 70%) на первый план выступает препатологическое состояние наиболее рано созревающих – подкорковых и стволовых – систем головного мозга. Тех систем, которые по большей части морфологически и функционально формируются внутриутробно, предопределяют течение пренатального периода и закладывают основу для всего последующего онтогенеза».

Такие школьные проблемы как задержка речевого развития, нарушение артикуляции, низкая успеваемость, плохой почерк, рассеянное внимание, забывчивость, неусидчивость, конфликтность, страхи, плаксивость, нарушение зрения и слуха являются следствием нарушения функционирования и кровоснабжения коры больших полушарий, лимбической системы и стволовых структур головного мозга вследствие родовой травмы (Ефимов О.И.; Ратнер А.Ю.и др.).

А после рождения ребенка его поджидают потнатальные повреждающие факторы, к которым относятся нейроинфекции, абсцессы, травмы мозга; лечение антибиотиками; злоупотребление памперсами; недостаточное кормление грудью; неблагоприятные условия жизни ребенка (неврогенные и стрессогенные события, неправильное воспитание);

Если родители обнаружили некоторые признаки неврологических, психоневрологических и нейропсихологических нарушений, описанных в настоящей статье, то к каким специалистам обращаться? С чего начинать и в каком возрасте?

Прежде всего, при проведении лечебных и коррекционно-развивающих мероприятий необходимо учитывать, что до 7-летнего возраста мозговые системы ребенка пластичны и имеют высокий коррекционный потенциал. К 9-летнему возрасту мозг завершает свое интенсивное развитие, что уменьшает внутренние компенсаторные возможности ребенка и, следовательно, снижается эффективность лечебных и коррекционно-развивающих процедур (Цветкова Л.С.; Семенович А.В.,  и др.). Данная особенность развития ребенка свидетельствует о том, что обращаться к специалистам необходимо как можно раньше!

Элиминацией последствий пренатальных и перинатальных повреждающих факторов занимаются, прежде всего, детские специалисты: неонатологи, неврологи, мануальные терапевты, реабилитологи, нейропсихологи, массажисты и др. Начните с неонатолога или детского невролога!

А.В. Семенович справедливо замечает, что «… развитие нынешнего ребенка проходит совсем иные этапы, чем 15 лет назад. Совершенно очевидно, что и соматическая, и мозговая организация поведения человека, рожденного естественным путем (питавшегося до года молоком матери, игравшего в «казаки-разбойники» и «классики», читавшего с бабушкой сказки и т.д.), будет принципиально отличаться от таковой у человека, рожденного с помощью «кесарева сечения» или стимуляторов – а сегодня таковых – подавляющее большинство (вскормленного искусственно, то есть не прошедшего этап взаимодействия с материнской грудью, завернутого в памперсы, обучающегося чтению по методу Монтессори и растущего в окружении компьютерной субкультуры). Это попросту два разных человека, каждый из которых говорит на своем языке тела т на своем языке мозга.

Сведения о повреждающих факторах пренатального и перинатального периодов, описанные в данной статье, не являются сугубо психологическими. Однако именно эта информация помогает разобраться в причинах психических отклонений в развитии детей и профессионально заниматься элиминацией последствий указанных факторов риска. А родителям необходимо понимать, что несформированность навыков письма, чтения и счета начинается не в школе, а во внутриутробном развитии и раннем младенчестве ребенка.

Берегите своих детей с момента зачатия! Не ставьте опыты над собой и своим ребенком!

© 2018 Тверские дети. Все права защищены. Копирование материала разрешено только со ссылкой на источник.

Поиск по сайту